Игра в госзакупки

Интервью с заместителем министра экономического развития и торговли Андрем ШАРОНОВЫМ

Комитет по регулированию цен, тарифов и государственным закупкам

РЕШЕНИЕ

от "16" декабря 2003г. № 06

Попытка экономии госрасходов неизбежно затронет многомиллиардные "левые" доходы чиновников и недобросовестных коммерсантов

Половина непроцентных расходов бюджета, 800 миллиардов рублей в год, расходуется на государственные закупки - от карандашей до компьютерных центров. Введение системы торгов на право таких поставок только в прошлом году сэкономило 35 миллиардов.
Для сравнения: комиссия по оптимизации бюджетных расходов нашла резервы всего на 28,5 миллиарда рублей в 2004 году. Между тем до полного порядка на этом огромном рынке и настоящей прозрачности сделок еще далеко. Как ограничить "левые" доходы чиновников и недобросовестных коммерсантов, развить конкуренцию за право получить госзаказ, поддержать отечественного производителя, можно ли вообще контролировать торги - с этими вопросами наш корреспондент обратился к заместителю министра экономического развития и торговли Андрею ШАРОНОВУ.

- Вот цифры об объемах системы закупок и поставки товаров для государственных нужд. В 2002 году было проведено 46 389 конкурсов на размещение заказов, в среднем в конкурсе участвовали 5 поставщиков. Существуют еще и внеконкурсные методы - закупка у единственного источника, это когда вы просто покупаете у какой-то конкретной фирмы, и методом запроса котировок вы не организуете конкурс, а смотрите конъюнктуру на рынке и определяете более выгодную для себя фирму. Таких закупок было 909 870, или в 20 раз больше, чем конкурсов.

- Судя по всему, продавцов много. Так почему же они рвутся продавать свою продукцию государству? Ведь совсем недавно бизнес утверждал, что государство - плохой партнер, не платит, долго не рассчитывается...

- Платит, да еще и как! Все расходы заложены в соответствующие бюджеты и оплачиваются на 100 процентов. Победителей по всем этим конкурсам - 103 тысячи, заключено 138,8 тысячи контрактов на сумму 305 миллиардов рублей.
А теперь к вопросу об экономии. В бюджете предполагалось истратить на 35 с половиной миллиардов рублей больше, но первоначальная стоимость была снижена в результате торгов. Так что я смело могу сказать, что уже только организация торгов дает возможность экономить. Мы сэкономили 10,4 процента. Мировая практика говорит, что вполне возможно сократить расходы на 20 процентов.

- В одной из нефтяных компаний, когда серьезно взялись за организацию торгов и тендеров, сумели сэкономить даже 25 процентов.

- Нам бы пока сферу торгов расширить, усилить конкуренцию среди поставщиков. Причем в открытых конкурсах, когда объявления о них даются в печати, в том числе в официальном бюллетене "Конкурсные торги", и принять участие могут все желающие. А вот при закрытых - покупатель сам определяет состав участников, которым рассылает конкурсную документацию. Так что могут быть и псевдоконкурсы, когда формируют состав участников таким, что на 99 процентов результат можно предсказать. Но разрешение на закрытый конкурс, а его проводят только в тех случаях, когда речь идет о государственной тайне, нужно получать в Минэкономразвития. В прошлом году мы рассмотрели 115 обращений о закрытых конкурсах, но согласились только в 75 случаях. Точно так же мы даем разрешения на внеконкурсные закупки. Конечно, есть такие ситуации, когда невозможен конкурс, например, в городе один-единственный телефонный оператор, когда речь идет о поставке воды, газа, электричества, об услугах железнодорожного транспорта.
- И в этих случаях вы заранее индульгенцию выдаете?
- Нет, все равно рассматриваем. И хотя мы являемся уполномоченным органом, мы создали комиссию, в которую входит Минфин как главное ведомство, ответственное за бюджет, Минпромнауки, которое подтверждает, что данное изделие может быть изготовлено только данным предприятием, и МАП.
Что касается метода запроса ценовых котировок, то мы не даем на него разрешения, заказчик сам вправе его применять, если стоимость закупки не превышает 2500 МРОТ.

- Вы контролируете проведение конкурсов, их соответствие законодательной базе. Но ведь известно, что там, где государственные деньги смыкаются с частным бизнесом, неминуемо возникает коррупция, победителями конкурсов зачастую оказываются не лучшие, а те, кто лучше умеет договориться с покупателями. Что можно противопоставить этому?

- Мы уже знаем, какие нарушения допускает заказчик, которого вы заподозрили в коррупции, как он ухитряется обойти необходимые процедуры. Первое - это несоответствие цены и объемов закупаемой продукции. То есть вы победили с одной ценой, а контракт заключили по другой цене.
Другое - дискриминация участников конкурса со стороны организаторов, например, снятие с конкурса в связи с отсутствием какой-то информации по каким-то непонятным критериям. Это выражается и в мутности процедуры подведения итогов: одному ставят 100 баллов, а другому - 20, не объясняя почему. Мы сталкивались с таким фактом, когда среди критериев отбора была "возможность подрядчика выполнить данную работу". Что это такое?
Еще ухитряются сократить до нескольких дней срок от объявления о конкурсе до его проведения (по закону - 45 дней). Это ставит в неравные условия тех, кого заранее готовят в победители, и тех, кто прочитал о конкурсе, но не успел подать заявку.
Или большой заказ дробят на несколько маленьких и вместо конкурса проводят запрос ценовых котировок. Нужно закупить компьютеры на 2 миллиона рублей, разбивают на партии по 250 тысяч.
По результатам проверок мы обязываем устранить все эти вещи, но ведь конкурс-то уже прошел. Обиженный участник может подать в суд на организатора конкурса, и если признают справедливым этот иск, то он может потребовать расторгнуть контракт. Но деньги-то уже потрачены. Правда, если работы не начались или сделан небольшой объем, то контракт расторгается. Да суды завалены делами, могут и не успеть.

- А вы-то что можете сделать?

- Наша задача состоит в том, чтобы максимально формализовать процедуры, которые сделали бы почти невозможным или очень затруднительным получение такого непонятного результата. Вот сейчас разработан законопроект "О размещении заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд". Он внесен в Правительство, оно планирует утвердить его в июне, а в августе внести в Госдуму. Закон отличается от действующего, который касается только одного вида закупок - конкурсных и описывает только одну процедуру - конкурсы. А у нас практика гораздо шире. Во-вторых, он распространяется теперь не только на федеральный уровень, но и на региональный. Кроме того, мы унифицируем свои процедуры и приводим их в соответствие с международным законодательством, прежде всего с типовым законом Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ). Вот на него мы и ориентируемся.
А самое главное - это закон прямого действия, в нем максимально исчерпывающим образом описываются все эти процедуры, которые уже нельзя будет выдумывать заказчику из головы: жестко прописаны порядок формирования конкурсной документации, требования к содержанию конкурсной документации, исчерпывающий перечень, порядок разъяснения изменений конкурсной документации. То есть те злоупотребления, о которых я говорил, не пройдут.
В законе сняты действующие ограничения на привлечение иностранных поставщиков, а также посредников. Нас интересует только цена, и если посредник готов предложить более низкую цену при том же качестве и условиях, то почему бы этим не воспользоваться. Появился механизм обеспечения заявок на участие в конкурсе, то есть вы, участвуя в конкурсе, должны предоставить залог того, что если вы победите, то не откажетесь потом от выполнения этого контракта.
Расширены функции контроля за соблюдением процедуры.

- И у вас появляются новые права?

- Пока в законе не прописано, что за уполномоченный орган это будет, более того, там предусматриваются два. Один будет заниматься нормативным обеспечением и координацией, а второй - контролем, поскольку административная реформа предполагает разделение права устанавливающих и контрольных функций.

- У нас стало модно, что представители бизнеса сами пишут законы и активно обсуждают законопроекты. Привлекали ли вы РСПП, ТПП для разработки законопроекта, есть ли вообще хоть какое-то сотрудничество с бизнесменами?

- Есть ассоциация содействия развитию системы конкурсных закупок. Это - наш серьезный партнер, он создан подрядчиками, которые участвуют в конкурсах. Они представляют другую сторону и хотят понятных стабильных правил. Хотят, чтобы добросовестные подрядчики, которые участвуют в конкурсах на поставку товаров, знали, чего от них требуют, как делают выбор, хотят прозрачности процедур.

- Допустим, новый закон установит такие правила. Что, на этом деятельность ассоциации прекращена?

- Нет, не думаю. Ведь есть еще и применение правил, а это еще более болезненный сюжет. Ведь мы пока говорили о проведении конкурсов, а добросовестные поставщики беспокоятся и о том, как будут соблюдаться условия дальше, во время выполнения заказов. Так что работы предстоит еще много. Мы привлекаем их и к проверкам, и к обсуждению сложных вопросов, поскольку они показали себя достаточно компетентными экспертами. Кстати, параллельно с нами ряд депутатов Госдумы - Томчин, Шаккум и другие - подготовили свой законопроект, так часть экспертов работали с тем и с другим вариантами. Получается, что мы и с ними, и с депутатами союзники, поскольку принципиальных разногласий в обоих проектах нет.

Владимир Мытарев

Добавлено: 8 января 2004 года

Изменено: 8 января 2004 года, 14:42