Решение от 12 февраля 2010 года

Дело №3-*/2010 г.

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


12 февраля 2010 год                                                                город Ульяновск

 

Ульяновский областной суд в составе:
судьи К*
при секретаре Ц*
с участием прокурора Л*

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению П* о признании противоречащей федеральному законодательству и недействующей части 2 статьи 25 Закона Ульяновской области от 05 июня 2007 года № 72-ЗО «Кодекс Ульяновской области об административных правонарушениях» (в редакции Закона Ульяновской области от 20 июля 2009 года № 103-ЗО) в части,

 Установил:

П* обратился в Ульяновский областной суд с заявлением, в котором просил признать недействующей со дня принятия Закона часть 2 статьи 25 Закона Ульяновской области от 05 июня 2007 года № 72-ЗО «Кодекс Ульяновской области об административных правонарушениях» (в редакции Закона Ульяновской области от 20 июля 2009 года № 103-ЗО) в части слов «и иным участкам с зелеными насаждениями».

Заявление мотивировал тем, что частью 2 статьи 25 Закона Ульяновской области установлена административная ответственность за проезд механических транспортных средств по детским или спортивным площадкам, газонам и иным участкам с зелеными насаждениями. При этом законодатель вышел за пределы своих правомочий, поскольку рассматриваемые нарушения связаны с экологической, санитарно-эпидемиологической безопасностью, устанавливать ответственность за которые вправе федеральный законодатель.

В Законе области не дано понятия «иные участки с зелеными насаждениями». Отсутствие такого понятия позволяет свободно трактовать оспариваемую норму и, соответственно, запрещает проезд механических транспортных средств на любой местности по всей территории Ульяновской области, включая участки вне населенных пунктов, где имеются какие-либо зеленые насаждения.

Оспариваемая норма, по мнению заявителя, делает возможным привлечение его к административной ответственности за проезд автомобиля, который также является механическим транспортным средством, на любом участке, где есть зеленые насаждения, в том числе там, где нет дорог.

Оспариваемая норма также противоречит, по его мнению, пункту 12.3 Правил дорожного движения, поскольку этой нормой разрешена стоянка за пределами дороги, соответственно, разрешается и проезд к таким участкам, в том числе и за пределами дороги.

Кроме того, отсутствие в Законе области понятия «иные участки с зелеными насаждениями» не исключает совпадения таких участков с территорией, нарушения за проезд на которой предусмотрены Правилами дорожного движения и Кодексом РФ об административных правонарушениях (дворы, жилые массивы, автостоянки, АЗС, предприятия и т.п.).

В судебном заседании представитель заявителя П* заявление поддержал.

Представитель Законодательного Собрания Ульяновской области В* просила в удовлетворении заявления отказать. Пояснила, что субъект Российской Федерации может самостоятельно решать вопросы обеспечения безопасности дорожного движения, находящиеся вне пределов ведения Российской Федерации. Указанное правонарушение не относится к экологическим нарушениям. Поскольку федеральным законодательством административная ответственность за проезд механических транспортных средств на иных участках с зелеными насаждениями не предусмотрена, то Закон Ульяновской области федеральному законодательству не противоречит. Понятие «зеленые насаждения» дано в ГОСТ 28329-89, поэтому отсутствовала необходимость давать понятие «иные участки с зелеными насаждениями» в Законе Ульяновской области.

Права заявителя оспариваемым Законом области не нарушены, так как участки с зелеными насаждениями не предназначены для передвижения транспортных средств. Ссылку заявителя на статью 209 ГК РФ считает необоснованной. Указывает, что оспариваемая норма связана с безопасностью дорожного движения, проезд по участкам с зелеными насаждениями, где могут находиться люди, представляет угрозу их жизни и здоровья.

Представитель Губернатора Ульяновской области С* просила в удовлетворении заявления отказать, поддержала позицию, высказанную представителем Законодательного Собрания области. Пояснила, что порядок обнародования и опубликования оспариваемого Закона области был соблюден. Понятие зеленых насаждений дано в ГОСТе 28329-89, поэтому дублировать это понятие в Кодексе Ульяновской области об административных правонарушениях было нецелесообразно.

Полагает, что оспариваемая норма не может быть проверена на соответствие Правилам дорожного движения, поскольку проверяется только на соответствие федеральному законодательству.

Выслушав участвующих в деле лиц, проверив материалы дела, заслушав заключение прокурора Л*, полагавшего необходимым заявление удовлетворить, суд приходит к следующему.

В соответствии с п. «к» части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации административное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.


Согласно частям 1, 2 и 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации по предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации, а по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы, и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи.

В силу части 1 статьи 1.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

Закон Ульяновской области № 72-ЗО «Кодекс Ульяновской области об административных правонарушениях» принят Законодательным Собранием Ульяновской области 31 мая 2007 года, подписан Губернатором Ульяновской области 05 июня 2007 года, и официально опубликован в газете «Ульяновская правда» 09 июня 2007 года.

Процедура принятия Закона полностью соответствовала Уставу Ульяновской области и Регламенту Законодательного Собрания Ульяновской области (из 30 депутатов присутствовало 25, правомочный кворум имелся, за принятие проекта закона в целом проголосовало 24 депутата, что составляет большинство от установленного количества депутатов.)

Частью 2 статьи 25 Закона Ульяновской области «Кодекс Ульяновской области об административных правонарушениях» (далее - КоАП Ульяновской области) предусмотрена ответственность в виде наложения штрафа за проезд механических транспортных средств по детским или спортивным площадкам, газонам и иным участкам с зелеными насаждениями.

Последние изменения, касающиеся санкции, внесены Законом Ульяновской области от 20 июля 2009 года № 103-ЗО, процедура принятия и опубликования которого также судом проверена, полностью соответствует Уставу Ульяновской области, Регламенту Законодательного Собрания Ульяновской области и Закону Ульяновской области «О порядке опубликования и вступления в силу нормативных правовых актов Ульяновской области» от 29 ноября 2005 года № 136-ЗО (с изменениями).

Заявителем оспаривается часть 2 статьи 25 КоАП Ульяновской области только в части слов «и иным участкам с зелеными насаждениями».


В силу части 3 статьи 246 ГПК РФ при рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований.

Суд не соглашается с доводами представителя Законодательного Собрания Ульяновской области и представителя Губернатора Ульяновской области о том, что субъект Российской Федерации - Ульяновская область вправе устанавливать административную ответственность за проезд механических транспортных средств и по иным участкам с зелеными насаждениями, и приходит к выводу, что нормотворческие полномочия Законодательным Собранием области были превышены.

Так, статья 25 КоАП Ульяновской области отнесена законодателем к Главе 4 «Административные правонарушения на транспорте».

Объектом административных правонарушений на транспорте являются общественные отношения в сфере безопасной работы транспортных средств (общественная безопасность). Общественная безопасность как родовой объект данной группы правонарушений объединяет общественные отношения, обеспечивающие охрану жизни и здоровья людей, собственности, окружающей природной среды, безопасную работу транспорта. Видовым объектом транспортного правонарушения является установленный порядок управления, безопасность движения и эксплуатации определенного вида транспорта.

Довод представителя Законодательного Собрания области о том, что законодателем области установлена административная ответственность именно за нарушения в области безопасности дорожного движения, суд находит несостоятельным. Данный довод противоречит самому построению Кодекса Ульяновской области об административных правонарушениях, поскольку статья 25 не отнесена к правонарушениям в области безопасности дорожного движения.

Главами 12 и 17 Правил дорожного движения, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года № 1090, урегулирован порядок движения, остановки и стоянки транспортных средств как на дороге, так и в жилой зоне и дворах. При этом суд учитывает, что в жилой зоне и дворах могут быть участки с зелеными насаждениями.

Таким образом, в силу части 1 статьи 6, части 4 статьи 22 Федерального закона от 10 декабря 1995 года № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» субъект Российской Федерации не вправе устанавливать административную ответственность по вопросам обеспечения безопасности дорожного движения, отнесенным к ведению Российской Федерации.

Вместе с тем в Законе области нет понятия «участки с зелеными насаждениями», в связи с чем, было бы неправильным ссылаться только на Главы 12 и 17 Правил дорожного движения. Суд считает, что часть 2 статьи 25 КоАП Ульяновской области предусматривает сложный объект правонарушения.


Автотранспортные средства являются источниками негативного воздействия на среду обитания и здоровье человека.

Проезд механических транспортных средств по участкам с зелеными насаждениями означает также неисполнение гражданами и организациями обязанности охранять природу и окружающую среду, обеспечивать сохранность зеленых насаждений, осуществление действий, влекущих за собой нарушение прав других граждан на охрану здоровья и благоприятную среду обитания.

Несоблюдение и невыполнение требований законодательства в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения означает нарушение требований Федерального закона от 10 января 2002 года № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» и Федерального закона от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». Запрет на стоянку, а соответственно и проезд, автомашин на озелененных территориях предусмотрен Правилами создания, охраны и содержания зеленых насаждений в городах РФ (приказ Госстроя России от 15 декабря 1999 года № 153), Правилами и нормами технической эксплуатации жилищного фонда (приказ Госстроя России от 27 сентября 2003 года № 170), Санитарными правилами содержания территорий населенных мест (СанПиН 42-128-4690-88).

В соответствии с названным федеральным законодательством охрана окружающей, среды представляет собой деятельность органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, общественных и иных некоммерческих объединений, юридических и физических лиц, направленную на сохранение и восстановление природной среды, рациональное использование и воспроизводство природных ресурсов, предотвращение негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду и ликвидацию ее последствий. При этом ответственность за несоблюдение установленных федеральным законодательством правил, стандартов, требований, а также за действия, влекущие уничтожение либо повреждение объектов зеленого фонда, наступает в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Проезд механических транспортных средств по участкам с зелеными насаждениями есть ничто иное как негативное воздействие на эти зеленые насаждения, а также почву.

Таким образом, субъект Российской Федерации не вправе был устанавливать административную ответственность за проезд механических транспортных средств по иным участкам с зелеными насаждениями.

Основанием для признания нормативного правового акта недействующим в оспариваемой части является и неоднозначное толкование. По мнению суда, при разрешении данного дела установлено нарушение требований определенности, ясности и недвусмысленности законодательного регулирования.


Диспозиция оспариваемой нормы изложена таким образом, что вызывает неясности в определении того, что именно относится к «иным участкам с зелеными насаждениями».

Ссылки представителей Законодательного Собрания и Губернатора области на ГОСТ судом отклоняются, так как смысловая нагрузка в оспариваемой норме делается не на понятие «зеленые насаждения», а на понятие «участки с зелеными насаждениями». Участок же - это не любая, а определенная территория.

Так, в силу статьи 61 Федерального закона «Об охране окружающей среды» зеленый фонд городских, сельских поселений представляет собой совокупность территорий; на которых расположены лесные и иные насаждения, в том числе в зеленых зонах, лесопарковых зонах, и другие озелененных территорий в границах этих поселений.

Таким образом, защите подлежат не любые территории, а определенные законом.

Обоснованной, по мнению суда, является ссылка представителя заявителя на пункт 12.3 Правил дорожного движения, который разрешает стоянку вне населенного пункта за пределами дороги. При этом суд учитывает, что стоянке транспортного средства предшествует проезд этого средства по определенной территории.

Оспариваемая норма областного закона входит в противоречие с указанным пунктом Правил, поскольку запрещает стоянку, соответственно и проезд, автомашины за пределами дороги на участке с зелеными насаждениями, каковыми обычно являются участки за пределами дороги.

Довод представителя Губернатора области о том, что оспариваемая норма областного закона не может быть проверена на соответствие норме Правил дорожного движения, так как проверяется только на соответствие федеральному закону, является несостоятельным.

В порядке осуществления абстрактного нормоконтроля судами проверяется соответствие оспариваемого нормативного правового акта субъекта РФ нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу. Правила дорожного движения утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации, которое имеет большую юридическую силу.

Учитывая всё вышеизложенное, часть 2 статьи 25 Закона Ульяновской области в оспариваемой части следует признать недействующей.

Заявителем, согласно содержанию поданного заявления, оспаривалась норма областного Закона также на предмет ее соответствия Конституции Российской Федерации. Проверка данного требования в силу статьи 125 Конституции Российской Федерации отнесена к исключительной компетенции Конституционного Суда Российской Федерации.


В силу части 2 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.

Суд не находит оснований для признания оспариваемой нормы недействующей с момента принятия Закона области, поскольку оспариваемая норма применялась до вынесения решения суда и на основании её были реализованы права граждан и организаций. Поэтому суд считает необходимым признать часть 2 статьи 25 Закона Ульяновской области в части слов «и иным участкам с зелеными насаждениями» недействующей с момента вступления настоящего решения в законную силу.

Руководствуясь статьями 199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

РЕШИЛ:

Заявление П* удовлетворить.

Признать недействующей часть 2 статьи 25 Закона Ульяновской области от 05 июня 2007 года № 72-ЗО «Кодекс Ульяновской области об, административных правонарушениях» (в редакции Закона Ульяновской области от 20 июля 2009 года № 103-ЗО) в части слов «и иным участкам с зелеными насаждениями» с момента вступления настоящего решения в законную силу.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 дней путем подачи кассационных жалоб и кассационного представления через Ульяновский областной суд.

 

Судья: подпись 

Копия верна

Судья 

Секретарь

 

Решение (в формате .doc)

Добавлено: 2 сентября 2010 года

Изменено: 2 сентября 2010 года, 15:03